cover2

 

К ЕДИНСТВУ

№ 1 2005 г.

 

«ПЕЩНОЕ ДЕЙСТВО»

 

Антон ВИСКОВ

Славьте Господа, ибо Он благ, ибо вовек милость Его.
Псалом 135.1

pd1

Одним из характерных явлений русской духовной культуры XV —XVI веков были так называемые религиозные действа, представлявшие собой театрализованные изображения отдельных эпизодов Священного Писания, вводившиеся в состав торжественного праздничного богослужения, что придавало последнему особую пышность и драматическую образность. Наиболее развитыми элементами театральности обладало "Пещное действо", в основу которого был положен библейский рассказ пророка Даниила о трех иудейских отроках — Анании, Азарии и Мисаиле, брошенных слугами вавилонского царя Навуходоносора (годы царствования — 605 — 562 до н.э.) в горящую "пещь" за отказ поклониться золотому идолу, воздвигнутому этим царем.
Они сохранили верность своему Богу и получили от него чудесное спасение.
"...Царь Навуходоносор сделал золотой истукан, вышиною в шестьдесят локтей, шириною в шесть локтей, поставил его на поле Деире, в области Вавилонской".

"Тогда глашатай громко воскликнул: объявляю вам, народы, племена и языки: в то время, как услышите звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и симфонии и всяких музыкальных орудий, падите и поклонитесь золотому истукану, который поставил царь Навуходоносор. Л кто не падет и не поклонится, тотчас брошен будет в пещь, раскаленную огнем. Посему, когда все народы услышали звук трубы, свирели, цитры, цевницы, гуслей и симфонии и всяких музыкальных орудий, то пали они и поклонились золотому истукану" — так начинается полное драматизма повествование о трех ветхозаветных отроках.

Обряд "Пещное действо" наряду с другими — действом Ваий, действом Страшного Суда и т.п. — представляет один из памятников церковно-обрядовой московской музыкальной культуры XVI — XVII веков. Исполнение "действа" совершалось в воскресенье перед Рождеством (в день Святых Отец) или на неделю раньше (день Святых Праотец) в зависимости от того, на какой день недели приходилось празднование Рождества. Это представление привлекало всегда большое количество зрителей, среди которых были и простые люди из народа, и высшая знать. В московском Успенском соборе на нем обычно присутствовали царь с царицей. "Чин пещного действа регулярно совершался и в новгородском Софийском соборе, где он, возможно, и был впервые разработан.
Наиболее подробное описание чина как раз и содержится в "Чиновнике новгородского Софийского собора", составление которого относится к концу 20-х годов XVII века. Зафиксировано также существование "действа" в Вологде и Владимире.
"Действо" осуществлялось в установленный день года во время заутрени. Богослужение протекало обычным порядком до седьмой песни канона, исполнявшейся двумя клиросами поочередно. Особые приготовления к "действу" осуществлялись уже в середу. "Действо" разыгрывалось, как правило, в больших городских соборах, таких, как новгородская София или московский Успенский собор, в котором на месте амвона устанавливалась громадных размеров пещь.
Действующими лицами являлись: три отрока в стихарях и венцах, со свечами в руках; они сопровождались учителем отроческим, являвшимся вместе с тем и режиссером, и подья-ками с лампадою и свечами; за ними шли халдеи в соответствующем одеянии, с железными трубками, наполненными плакун-травою. Пещь освещалась 150 свечами; на "действо" шло полтора пуда свечей и около пуда плакун-травы (Licopodium), имевшей свойство вспыхивать ярким пламенем.
Участники "действа", происходившего в Москве, собравшись в Крестовой палате, вместе с духовенством и святителем во главе после возглашения последним: "Буди Имя Господне благословенно отныне и до века" — начинали шествие в Успенский собор при пении отроков "Благословен ecu, Господи Боже, Отец наших". Тот же выход повторялся перед утреней, когда, собственно, и происходил сам чин "действа". После шестой песни ирмосов священнослужители пели седьмую песнь столповым распевом: "На поле молебне иногда мучитель пещь постави на мучение богомудрых, в ней же три отроцы песнославяху единого Бога". Отроки подходили под благословение к святителю, затем учитель обвязывал отроков шелковым полотенцем (убрусцем), за концы которого халдеи вели отроков из алтаря и ставили их перед пещью. Далее следовал диалог:
Первый халдей. Дети царевы?
Второй халдей. Царевы.
Первый халдей (отрокам). Видите ли сию пещь, огнем горящу и вельми распаляему?
Второй халдей. А сия пещь уготована вам на мучение.
Анания. Видим мы пещь сию, но не ужасаемся ея, есть бо Бог наш на небеси, ему же мы служим; той силен изъяти нас от пещи сия.
Азария. И от рук ваших избавити нас.
Мисаил. А сия пещь будет не нам на мучение, а вам на обличение.
"...Бог наш, которому мы служим, силен спасти нас от пещи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит. Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся".
После этого отроков приводили пред святительское место; они кланялись святителю и пели стих:
"И потщися на помощь нашу, якоже можеши хотяй".
Протодиакон зажигал в алтаре три отроческие свечи; каждый из отроков подходил к благословению святителя, получал свечу и становился на свое место. Далее происходил следующий диалог:
Первый халдей. Дети царевы?
Второй халдей. Царевы.
Первый халдей. Нашего царя повеления не слушают?
Второй халдей. Не слушают.
Первый халдей. А златому тельцу не поклоняются?
Второй халдей. Не поклоняются.
Первый халдей. И мы вкинем их в пещь огненну.
Второй халдей. И начнем их жечь.
Учитель передавал отроков "по единому" халдеям, которые и вели их в пещь "честно и тихо". Начиналось чередование возглашений протодиакона: Благословен ecu — с пением отроков в пещи и пением дьяков на клиросах. Халдеи распаляли пещь (посредством безвредной плакун-травы).
"...И исполнился Навуходоносор ярости, и повелел разжечь пещь в семь раз сильнее прежнего, и приказал связать отроков и бросить их в пещь раскаленную. И тогда были связаны они в исподнем и верхнем платье своем и брошены в раскаленную пещь. И как повеление царя было строго, и пещь раскалена была чрезвычайно, то пламя огня убило тех людей, что бросали их. А сии три отрока упали в раскаленную пещь связанными. И ходили посреди пламени, воспевая Бога и благословляя Господа. И став Азария молиться, возглашая: «Благословен Ты, Господи Боже, отец наших, хвально и прославлено имя Твое вовеки. Не посрами нас, но сотвори с нами по снисхождению Твоему и по множеству милости Твоей и избави нас силою чудес Твоих, и дай славу имени Твоему, Господи, и да постыдятся все, делающие рабам Твоим зло, и сила их да сокрушится, и да познают, что Ты, Господь Бог, един и славен по всей вселенной»".
Во время возглашения "Ангел Господень сниде купно с сущими..." ключари спускали сверху в пещь ангела. Иностранцы, бывшие очевидцами, "действа" в 1588-1589 годах, рассказывают о необычайном эффекте, какой производила фигура ангела, слетающая с церковной крыши в пещь к отрокам, при множестве пылающих огней.
"...Но Ангел Господень сошел в пещь, и выбросил пламень огня из пещи, и сделал, что в середине пещи был как бы шумящий влажный ветер, и огнь нисколько не прикоснулся к ним, и не повредил им, и не смутил их".

 

kedinstvu

 

Икона
"Избавление из пещи
трех отроков"

После того как ангел спускался в раскаленную пещь и огонь в ней угасал, отроки не сразу выходили наружу. Они трижды обходили пространство вокруг пещи с пением, неся в руках фигуру ангела с возженными в его венце свечами. Далее следовал еще ряд песнопений, которые возглашал протодиакон, затем их пели отроки и повторяли поочередно оба клироса. Еще раз повторялось хождение по кругу с ангелом, и только после этого "большой халдей" обращался к святителю со словами: "Владыко, благослови Ананию кликати".
Между смущенными халдеями происходил следующий диалог:
Первый халдей. Товарищ! Видишь ли?
Второй халдей. Вижу.
Первый халдей. Было три, а стало четыре, и четвертый грозен и страшен зело, образом уподобился Сыну Божию!
Второй халдей. Как Он прилетел да и нас победил!
Получив соответствующее благословение, он вместе со своим товарищем открывал дверцу пещи и одного за другим выпускал оттуда отроков.
Первый халдей. Анания! Гряди вон из пещи.
Второй халдей. Чего стал? Не поворачивайся; не иметь вас ни огнь, ни смола, ни сера.
Первый халдей. Мы чаяли вас сожгли, а сами сгорели!
Отроки выходили из пещи и пели святителю: "Исполла emu деспота".
"И потом призывает святитель к себе властей и начальников града: бояр и воевод и всяких приказных людей, и, став на последней степени (то есть верхней ступени алтарного возвышения), святитель многолет-ствует царю, и царице, и царевичу, и царевнам, и патриарху. И потом допевается заутреня по чину и уставу".
"Действо" на этом заканчивалось, но пещь оставалась на месте до конца заутрени, и отроки еще раз входили в нее во время чтения Евангелия. Учителю, отрокам, халдеям и певчим дьякам устраивался "стол ранний в клети , а ко времени литургии пещь убиралась. После завершения всей службы святитель возвращался к себе в палаты, сопровождаемый торжественным шествием, в котором участвовали отроки и халдеи. Эти персонажи в течение последующих двенадцати дней продолжали появляться в церкви во время богослужения и принимали участие в выполнении обрядов, напоминая своим присутствием о недавно разыгранном "действе".
"Пещное действо" является ярким образцом драматической формы богослужебного чина назидательного характера. Время появления его на Руси точно не установлено. Оно прекратилось во второй половине XVII века. Однако с окончанием представлений "действа" в соборах роль некоторых его участников не заканчивалась. В своих "шутовских" костюмах халдеи с разрешения духовенства разгуливали, в широком смысле слова, по Москве в течение всех Святок, а потому, считаясь как бы язычниками, должны были в день Крещения, 6 января (по старому стилю), очищаться наравне с ряжеными и окрутниками.
"Пещное действо' было одним из любимейших в Московском государстве. Своей драматической формой (диалогизирован-ным пением), театральной обстановкой и эффектами (пылающая пещь, слетающий ангел) оно настолько интересовало всех, что даже царь Алексей Михайлович ежегодно присутствовал на нем вместе с царицей.
Различного рода "действа" с их чтением, диалогами и музыкальными номерами составляли одну из самых ярких сторон тогдашней богослужебной практики. Но постепенный переворот, совершавшийся в общественной жизни Московского государства под давлением различных западных влияний, вызванных Смутным временем и связанных с последним, все усиливавшимся проникновением чужеродных элементов, а также борьба светской власти с высшей духовной иерархией повлияли на постепенное вымирание этих красивых и своеобразных проявлений русской национальной церковной обрядовости.
В начале XX столетия выдающийся духовный композитор, глава так называемой Новой московской синодальной школы церковного пения Александр Дмитриевич Кастальский предпринял попытку реконструкции и возрождения "Пещного действа", создав оригинальную партитуру, целиком основанную на старинных распевах, которая с успехом исполнялась Московским Синодальным хором как в Успенском соборе, так и Зале Синодального училища церковного пения.
В последнее время "Пещное действо" в редакции Кастальского неоднократно исполнялось, правда лишь в театральной или концертной постановке, Московским хоровым ансамблем "Благовест" под руководством Галины Кольцовой, в Драматическом театре имени Н.В.Гоголя, в Большом и Рахманиновском залах Московской консерватории, в Музее древнерусского искусства имени Андрея Рублева. Двойственный характер "Пещного действа", где сочетаются как духовные, так и чисто светские элементы, до сих пор оставляет вопрос о введении его в современную богослужебную практику открытым, требующим внимательного всестороннего изучения.

kastalcky

 

kedinstvu

 

Композитор Александр Кастальский

Пещь XVII века. Неотъемлемая часть "Пещного действа"