cover3

 

МУЗЫКАНТ КЛАССИК

№ 3 2004 г.

 

В БОЛЬШОМ ЗАЛЕ КОНСЕРВАТОРИИ - ХОРОШИЕ ВРЕМЕНА ГОДА

 

ЕЛЕНА ДОЛИНСКАЯ

профессор Московской консерватории

 

Сергей Прокофьев как-то образно сказал: «Если бы Гайдн дожил до наших дней, он стал бы писать примерно в таком же стиле...» Ив качестве демонстрации сочинил свою Первую симфонию, гордо обозначив ее как «Классическую». Многие страницы этой замечательной симфонической фрески действительно сделаны «под Гайдна». Не только Прокофьев, но и другие русские композиторы XX столетия вспоминали в своих сочинениях великого австрийца. Дмитрий Шостакович, например, сочинил свой блистательный Первый фортепьянный концерт как ранний образец отечественной полистилистики: он дал в нем намеки и на сам венский симфонический стиль, и на величественный мир инструментальных творений Малера, музыку которого боготворил, и, рядом, на легкомысленную оперетку. Ну, а в качестве чисто цитатного привлечения Шостакович использовал фрагмент из музыки Бетховена и, конечно, яркую аппликацию из Гайдна — фортепьянной сонаты ре мажор, одного из самых исполняемых его сочинений. Исполняется же сегодня из Гайдна далеко не все. С одной стороны, в этом повинна неисчерпаемость творческого наследия великого композитора, оставившего миру более сотни симфоний, полусотни струнных квартетов. И так уж случилось, что среди гайдновских произведений есть и лидеры, то есть наиболее часто исполняемые опусы (в их числе, например, «Прощальная симфония», симфония «Часы», «С ударом литавр»), и те партитуры, которые озвучиваются крайне редко. Хочется в этой связи отметить энтузиазм исполнителей, которые, пусть нечасто, но все же дают слушателям возможность познакомиться с творениями Гайдна в сфере монументальных форм. Речь идет о его ораториях «Сотворение мира» и «Времена года». Последняя с успехом прозвучала в преддверии Женского дня в Большом зале консерватории. В ее постановке главную функцию выполнили два дирижера: Рикардо Капассо (Италия) и Галина Кольцова, художественный руководитель Московского ансамбля духовной музыки «Благовест».

К идее художественного осмысления времен года обращались многие деятели мировой культуры. В музыкальной сфере возникали и тончайшие звуковые пейзажи (фортепьянный цикл Чайковского «Времена года»), и темы фей Зимы, Осени, Весны и Лета в балете Прокофьева «Золушка». Но в отдельных случаях рождались философские фрески, некие притчи, где смена времен года ассоциировалась с этапами человеческой жизни, важнейшую роль в которых играл духовный фактор. Именно последнее и является, на наш взгляд, наиболее существенным в этой монументальной фреске Гайдна, где образный мир представлен с исключительным разнообразием, свойственным музыке этого мастера. Оратория принадлежит к поздним сочинениям Гайдна (это 1801 год, его Лондонский период) и написана на текст Г. ван Свитена по поэме Дж. Томпсона. По традиции жанра здесь есть центральные герои: пахарь Симон, его дочь Ганна и молодой крестьянин Лука, что привносит в это сочинение очевидные черты оперности. Об этом свидетельствуют развернутое оркестровое вступление, арии действующих лиц, ансамбли (дуэты, терцеты). Следует отметить тот несомненно положительный факт, что эта громадная партитура звучала почти без купюр, за исключением отдельных речитативов, звучавших, как и в старинной опере, под клавесин.

Несомненно удачными были солисты — Елена Царегородцева (Ганна), Тигран Матинян (Лука). Эти певцы находили интересные звуковые краски, живо реагировали на развитие событий в оратории, впечатляли их ансамбли. Симфонический же оркестр России, к сожалению, не всегда справлялся со своими задачами: трудно было порой не заметить «разнобойное» вступление групп инструментов, невыдержанность тона, звуковое однообразие и откровенные «киксы». Хотя с ролью аккомпаниатора оркестр справлялся лучше, чем со своими сольными эпизодами. Но другой коллективный участник исполнения оратории, ансамбль «Благовест», артисты которого исполняли роль земледельцев и охотников, был на абсолютной высоте. Сложные полифонические номера, великолепная хоровая артикуляция, четко доносившая язык оригинала, тонкость и точность нюансировки и динамических оттенков — все это впечатляло и воодушевляло слушателей.

Следует отметить и хорошие ансамбли хора с солистами.

Словом, хочется сказать и артистам ансамбля и его бессменному руководителю Галине Кольцовой искренние слова благодарности за высокое художественное мастерство исполнения столь сложной партитуры. Прошедший концерт был заметным событием в музыкальной жизни столицы и вызвал живой интерес и благодарную реакцию многочисленных слушателей Большого зала.